ГЛАВНАЯ | ПЛЯЖНЫЙ | ТУРНИРЫ | ОБЪЯВЛЕНИЯ | О НАС | СУДЬИ | ПРАВИЛА | КОМАНДЫ

Личности футбола

Максималист Ловчев

1 марта 2008. Честно говоря, долго не мог сориентироваться, с чего же начать рассказ о Ловчеве, о его «Спартаках» и других командах, где играл и которые тренировал Евгений Серафимович. Решение пришло достаточно неожиданно: начинать надо с того, что сам впервые увидел своими глазами.

На финал Кубка СССР мы с друзьями попали благодаря высоким покровителям-ростовчанам во главе с Виктором Понедельником. После «Ростсельмаша» и даже новенького СКА, тогда уже почти готового к приему спортсменов и болельщиков, стотысячная толпа, заполнившая арену, казалась чем-то монстрообразным, а посему мы тихо заняли свои места минут за двадцать до начала матча и сидели, как мыши, по ростовской традиции грызя семечки.

7 августа 1971 года – исторический день. В том числе и для ростовского футбола. Уж не знаю, сколько болельщиков с берегов Дона добрались до стадиона, но остались за оградой, но и до них ровно через три минуты после стартового свистка донесся сначала многотысячный вздох разочарования, а потом истошный вопль: «Го-о-л!». Ростовчане повели в счете, и это уже было фантастикой. На нас неодобрительно косились соседи (хорошо, тогда еще не было отмороженных фанов, с которыми наверняка завязалась бы драка), но этот народ понимал толк в футболе и знал его правило: если команда забила, она этого заслужила. Тем более что вздох разочарования через те же три минуты сменился воплем восторга: Хусаинов сравнял счет.

В перерыве мы предпочли трибуны не покидать, тем более что и здесь разгорались уже споры о том, кто станет обладателем Кубка. У каждой из сторон были, естественно, свои аргументы, но мы, сравнительно недавно снявшие гимнастерки и сапоги были убеждены: Красная Армия всех сильней! Подтверждение последовало во втором тайме, когда СКА вновь вышел вперед. Многие уже стали покидать трибуны, но не зря ведь говорилось и говорится до сих пор о легендарном спартаковском духе. До конца второго тайма оставалось буквально 20 секунд, когда Геннадий Логофет «продрался» сквозь строй соперников и забил второй гол. В дополнительное время счет не изменился.

Одному богу известно, с каким настроением мы шли на стадион на следующий день на переигровку, и чего только не услышали по дороге. «Ростовчане почувствовали вкус крови…» «Второй раз «Спартаку» не спастись…» «Все, СКА на большее не хватит…» В общем, настроение то падало, то воспаряло, но ведь есть известная футбольная мудрость: поле ровное, мяч круглый, игра все рассудит. Рассудила, увы, не в пользу армейцев (это с нашей точки зрения). Спартаковская торсида ликовала, поскольку Николай Киселев забил победный спартаковский гол, и нам ничего не оставалось, кроме как идти в Дом журналистов и заливать тоску пивом с раками.

Звезда Евгения Ловчева, блистательного левого защитника, умеющего отменно подключаться к атакам (о чем говорят его 23 гола в 236 матчах), начала восходить в шестьдесят девятом, когда «Спартак» стал чемпионом страны. Уже на следующий год он был включен в состав сборной СССР и великий Бесков по этому поводу заметил: «Парень еще себя покажет!».
И показал. В 1972 году его назвали лучшим футболистом страны. В тот год наша сборная стала бронзовым призером Олимпиады (всего он провел за нее 52 матча). С 1975 года был капитаном московского «Спартака». А еще во всех мировых футбольных справочниках есть его фамилия – он стал первым в истории футбола игроком, получившим желтую карточку. Будем считать это некой неприятностью, поскольку достижений в карьере Ловчева было куда больше. Он семь раз попадал в число «33 лучших», был назван лучшим футболистом СССР 1972 года.

По нынешним меркам Евгений Серафимович пришел в большой футбол достаточно поздно - из экспериментальной команды «Буревестник». В год дебюта сразу стал чемпионом страны и обратил внимание тренеров сборной СССР и уже на следующий год отправился в составе советской команды на чемпионат мира в Мексику (примечательно, что она, если не ошибаюсь, процентов на восемьдесят состояла из футболистов киевского «Динамо»). В список 33-х лучших за годы своей футбольной карьеры Евгений Ловчев входил семь раз.

Когда «Спартак» оказался в первой лиге, многие предполагали, что Ловчев перейдет в другую команду. Он, однако, остался в родном клубе. И не только остался, но и очень многое сделал для того, чтобы «Спартак» спустя один сезон вернулся в класс сильнейших. Один из ветеранов отечественного, которого по праву называют советской звездой экстра класса, Игорь Александрович Нетто как-то в разговоре заметил: «Константина Ивановича за его характер называют невыносимым. Думаете, у Женьки лучше характер? Это же порох! Чуть что не так – лезет в драку, спорит до остервенения, а на поле и вовсе может рассказать все, что думает о партнерах, их школьных тренерах и о ближайших перспективах…»

Случай убедиться в этом представился в Элисте, куда сборная ветеранов СССР приехала на товарищеский матч с местным «Ураланом». Нетто был неподражаем, под стать ему играли Логофет, Еськов, Романцев и некоторые другие ветераны. Когда они повели в счете 2:0, команда резко сбавила обороты и стала играть, что называется, на классе. И тут весь стадион услышал Ловчева: «Вы играть приехали или пиво пить? На вас люди смотрят, звезды хреновы!..»

Как ни парадоксально, но у Ловчева, который помогал Бескову вернуть команду в высшую лигу и не покинул его в самые трудные времена, возникли разногласия с Константином Ивановичем в 1977 году. Ловчев вынужден был уйти из «Спартака», оказался в московском «Динамо», а потом — на тренерской работе, которая ему, как это часто бывает с великолепными футболистами, не удалась.

Вот где он нашел себя, так это в мини-футболе. «Все эти звездные команды артистов, гастроли по стране в поисках денег, показушный футбол в исполнении думцев, - все это ерунда. Заниматься надо серьезным делом и по-серьезному». Первой «пробой пера» на этом поприще был «Минкас», затем – собственно «Спартак», где Евгений Серафимович и президент, и тренер, и мамка-нянька, и селекционер, и юрист и еще бог знает кто.

Рабочий график у Евгения Серафимовича жесткий, не позавидуешь. С утра проводит двухчасовую тренировку с командой, затем едет через пол-Москвы в клубный офис и переключается на исполнение президентских обязанностей. Неотложных дел - уйма. Обедает на ходу, успевая одновременно ознакомиться с содержанием поступивших за день писем. В том числе и связанных с селекцией. Скауты Ловчева шерстят мировые просторы от Садового кольца до Латинской Америки фронтом. Если хочешь заполучить в свои ряды классного игрока, надо в первую очередь опередить конкурентов.

Забавный эпизод. Как-то мы напросились на тренировку «Спартака», и Ловчев неожиданно легко согласился, пообещав нам сюрприз. «Сюрприз» был ростом за 180 и весом под центнер, лохматый и, на первый взгляд, совершенно неповоротливый. А фамилия ему была Сержао. Конечно, мы попрятали улыбки, но затем пришлось открыть рты: парень на «носовом» платке» разбирался с двумя-тремя соперникам, бил с двух ног и из любого положения. И мяч непременно оказывался в сетке ворот. А этот огромный ребенок только улыбался, ориентируясь в основном на мимику и жесты зрителей.

Моя московская штаб-квартира долгое время располагалась в Дегтярном переулке, где коротала свой век в коммунальной квартире тетушка. Обычно с друзьями ходили или в «Пекин», или в «Баку», или в «Арагви». Во-первых, недалеко, во-вторых, там тогда еще кормили вкусно. И вот как-то раз заходим в «Арагви» (дело было под Новый год) и цепенеем от благоговейного восторга: за сдвинутыми столами – вся спартаковская гвардия - Симонян, Севидов, Рейнгольд... И такими они показались в этот момент молодыми, словно не было десятилетий, прожитых в спорте, не было травм и операций. Только вот все – седые…
Постарались бочком как-нибудь протиснуться мимо, но нас заметили. Никита Павлович пригласил к столу, предложил тост за прессу и затребовал ответный. Коллега Юрий Лукашин попытался схитрить: «После вас я немею…» Ловчев потянулся, взял чистую салфетку, протянул Лукашину и говорит: «Тогда пиши заявление об увольнении. Немой журналист никому не нужен…»
Евгений Серафимович был душой компании, раскланивался (впрочем, как и все собравшиеся за столом) с узнававшими людьми, благодарил за подарки, которые то и дело подносили «от нашего стола – вашему», но сам к спиртному так и не прикоснулся. Не помню уж кто, но спросил его: «Женя, неужели и на свой юбилей не выпьешь?» (55 лет Ловчеву исполнилось в 2004 году, - О.О.). Он сразу посерьезнел и ответил: «Мне двух раз вполне достаточно. Первый раз я выпил на собственной свадьбе в 70-м, второй - за рождение младшего сына Коли в 2000-м. В третьем необходимости не вижу». И тут же, чтобы сменить слегка тему, рассказал байку.

- Как-то Володя Федотов позвонил и пригласил на дачу в Подрезково. Попросил купить по дороге пару бутылок водки: «Мне здесь с плотниками рассчитаться нужно». Ну, взял я две бутылки, и вдруг сзади кто-то одергивает. Оборачиваюсь - стоит ребенок: «Дядя Ловчев, дайте мне, пожалуйста, автограф». Вот так, с двумя бутылками водки подмышкой, и пришлось расписываться…

Уже много писалось и говорилось о том, что Ловчев – максималист. Я сам был свидетелем тому. Разыгрывался Кубок России по мини-футболу, и так получилось, что ни «Норникель», ни «Спартак» в финал не пробились. По регламенту, надо было играть за третье место. Ловчев ревел на весь зал: «В Кубке не бывает третьего места. Это профанация самой кубковой идеи. Есть тот, кто завоевал его, и тот, кто проиграл. Не сумел победить – уходи. Тренируйся, готовься, но не позорься. Кому нужна эта «малая жестянка»? Так, смеху ради, на полочку поставить…»

И в то же время тренерское кредо Ловчева может кому-то показаться несколько нелогичным. «Я никого не хочу заставлять делать работу из-под палки. Есть определенный уровень нагрузок, а если футболисту необходима дополнительная подготовка, то он должен чувствовать это и готовиться самостоятельно. Никто не запрещает игроку оставаться после занятий и «нагружаться». Ведь не заставляли, к примеру Серебрянникова отрабатывать до умопомрачения его коронные штрафные в обвод «стенки»! Помню, в свои лучшие годы Папай (Виктор Папаев) приходил домой после тренировок, отдыхал немного, а потом выходил во двор, набирал пять-шесть ребят, и давай в «дыр-дыр» погонять. И «возил» их в одиночку до изнеможения! Поэтому и прославился на всю Европу своей незаурядной техникой».

Как-то спросил его о сыновьях. Это был ответ отца, который в глубине души очень гордится своим потомком. Хотя потому, что дети редко идут по стопам родителей. Особенно – в спорте, в футболе.
«Сын Колька - парень сумасшедшей энергетики. Совершенно неуправляемый, Но я его никогда не наказываю - что поделаешь, характер такой. Женя, старший сын, футболист состоявшийся. Пусть и не заиграл на самом высоком уровне, но когда в 2002 году его признали лучшим футболистом Казахстана, я был счастлив. За 30 лет до этого я стал лучшим футболистом СССР, а он в некотором смысле повторил мой успех - получил признание на не самой маленькой части бывшего Союза. Думаю, не случайно после товарищеского матча сборных Казахстана и Португалии главный тренер португальцев Сколари отметил Женю во всех интервью».

Между тем сегодня на президентско-тренерском небосклоне Ловчева не все так гладко, как хотелось бы. Тяжба, возникшая во многом по инициативе МФК «Динамо», заставила команду сняться с соревнований в суперлиге и начать поход за славой с высшего дивизиона. Кое-кто из игроков покинул команду, но «Спартак» есть «Спартак» и уверенно идет к своей цели, как это в свое время сделал «большой» футбольный собрат. С неутомимым максималистом Ловчевым во главе.

Олег Охнянский,
февраль 2008, газета «Футбольный курьер» (Ростов-на-Дону)


Евгений Ловчев

Евгений Ловчев

 

 

 

Официальный сайт Ростовской-на-Дону городской общественной организации «Ассоциация мини-футбола».
© РГОО «Ассоциация мини-футбола» 2007-2017. Ростов-на-Дону. Все права защищены.
© Rostov City Public Organization Mini-football Association

Сайт открыт 28 июля 2007 года. Е-mail: football-rostov@yandex.ru

Яндекс.Метрика